«Транснефть» танцует сиртаки

Вот уже больше года он наблюдает, как морские волны разбиваются о русский берег, и все еще не знает, когда вернется домой.

Он — это нефтеналивной танкер «Delta Pioneer», который в ноябре прошлого года под греческим флагом зашел в порт г. Приморска. Намереваясь пришвартоваться к причалу №1 для налива ресурса «Башнефти», примерно в 13:40 по московскому времени в сопровождении трех буксиров, принадлежащих АО «Роснефтьфлот», судно подошло к месту швартовки. Однако при подходе к причалу скорость корабля оказалась выше нормы, и в результате корма танкера навалилась на конструкции причала. Всего за десять секунд огромное судно обрушило два пролета эстакады, повредило причальные устройства, трубопроводы и часть других технических сооружений.

Ремонт вышедшего из строя причала продолжается до сих пор, а восстановление нанесенных повреждений обойдется ответчикам более чем в 3 млрд. рублей: именно в такую сумму экспертиза оценила совокупные требования истцов — владельца причала и собственника поврежденного технологического оборудования. Судно арестовали в качестве обеспечения гарантии возмещения убытков, и оно уже вторую зиму проводит под российским небом.

Морской арест, безусловно, действенный способ побудить судовладельца к переговорам. В первые сутки после аварии танкер был задержан на 72 часа по распоряжению капитана порта, но по истечении этого срока без акта суда об аресте судно могло покинуть воды РФ и попасть под юрисдикцию, где решение суда было бы уже невозможно исполнить. Требовались другие меры. Целесообразность вынужденных обеспечительных мер неоднократно подтверждали и российские арбитражные суды, так как должниками являются греческие компании, которые не имеют иного имущества на территории РФ.

В целях соблюдения баланса интересов сторон морское право допускает возможность снятия ареста, если владелец судна предоставит пострадавшей стороне адекватное встречное обеспечение. Ответчики передали в суд письма Ассоциации взаимного страхования судовладельцев West of England, которые, тем не менее, не могут служить заменой обеспечительных мер по причине того, что оплата убытков поставлена данными письмами в зависимость от обстоятельства, которое в свете российских процессуальных норм может никогда не наступить.

Основными причинами навала эксперты Ространснадзора назвали высокую скорость движения танкера и слишком большой (более 30°) угол, под которым корабль подходил к причалу при швартовке. «Конвенция о Международных правилах предупреждения столкновений судов в море» от 1972 года устанавливает, что каждое судно должно следовать с безопасной скоростью, чтобы успеть предупредить столкновение, а команда при выборе скорости должна учитывать маневренные возможности корабля.

Ответственность за ошибки управления, которые допустил экипаж «Delta Pioneer», Ространснадзор в своем заключении поделил между капитаном и лоцманом; однако, согласно российским и международным нормам морского права, даже при присутствии лоцмана на борту за любые последствия неправильного управления судном отвечает его капитан. Например, в главе 8 «Кодекса по подготовке и дипломированию моряков и несению вахты» от 1978 г. указано, что присутствие лоцмана на борту не освобождает капитана от выполнения собственных обязанностей. Документу вторит и ст.97 российского Кодекса торгового мореплавания, по смыслу которой капитан несет ответственность за любые последствия лоцманских распоряжений.

Специалисты, которые проводили компьютерное моделирование ситуации, пришли к выводу, что скорость сближения танкера с причалом была слишком быстрой. Но, по мнению экспертов, навал на причал можно было предотвратить даже после обрыва — для этого капитану следовало задействовать третий буксир «Радомир», который мог работать как по правому борту «на укол» (т.е. толкать танкер носом или кормой), так и по левому, подав на судно буксирный канат в условиях навального ветра. Кроме того, на танкере необходимо было своевременно отдать левый якорь. Ни того, ни другого сделано не было, хотя вывод экспертов однозначен: при правильном маневрировании аварию можно было предотвратить.

Владельцы причала – “Транснефть-Порт Приморск” и “Приморский торговый порт”– оценили ущерб в 2,3 млрд руб. и 713,6 млн руб. и подали иск в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В июле 2017 года суд удовлетворил их требования в полном объеме, сумму ущерба взыскали с ответчиков солидарно. Оценка ущерба базировалась на заключении Ernst & Young, составленном по заказу «Транснефти». В настоящее время суд рассматривает апелляционную жалобу греков на это решение.



Читайте также:
Больше материалов!